Feeds:
Articoli
Commenti

Archive for novembre 2010

Girovagando un po su internet ho trovato un sito molto interessante, una sorta di VEEO, con caricati filmati solo dell’epoca sovietica.

 

Il sito è molto interessante in quanto  è possibile visionare interi programmi, come ad esempio il discorso di Brezhnev del capodanno 1970.

 

 

Il sito in questione è CCCPTV

 

Buona visione a tutti

Read Full Post »

(Poiché quanto sotto riportato è parte della mia tesi di laurea magistrale, se desiderate copiare il testo vi prego di citare sempre la fonte e l’autore (Margherita Sanguineti). Grazie.)

 

Сюжетостроение сказок обладает своими, специфическими особенностями: В.Я. Пропп обратил внимание на действия сказочных персонажей и обозначил их термином «функция» (в разных сюжетах повторяются одинаковые функции, например: похищение, нарушение запрета, трудная задача и т.д.).

В тексте еще можно выделить простейшие повествовательные единицы сюжета, которые А. Н. Веселовский назвал «мотивами».

В.Я. Пропп считал, что мотивы в волшебных сказках заменяются функциями – поступками действующего лица, определяемыми с точки зрения его значения для хода действия. Проппом были изучены все основные функции волшебной сказки. Он считал, что сказочных функций чрезвычайно мало, а персонажей чрезвычайно много. Этим и объяснял он «двоякое» качество сказки: ее поразительное многообразие, ее пестроту и сказочность, и, с другой стороны, ее поразительное однообразие. В. Я. Пропп считает, что:

1. Постоянными, устойчивыми элементами сказки служат функции действующих лиц, независимо от того, кем и когда они выполняются. Они образуют основные составные части сказки.

2. Число функций, известных волшебной сказке, – ограниченно.

3. Последовательность функций всегда одинакова.

4. Все волшебные сказки однотипны по своему строению.

Начало сказки В.Я. Пропп определяет как «исходную ситуацию», вслед за которой могут следовать следующие функции:

I. Один из членов семьи отлучается из дома.

II. К герою обращаются с запретом.

III. Запрет нарушается.

IV. Вредитель пытается произвести разведку.

V. Вредителю даются сведения о его жертве.

VI. Вредитель пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом.

VII. Жертва поддается обману и тем невольно помогает врагу.

Эти первые семь функций: отлучку, нарушение запрета, выдачу, удачу обмана – Пропп  предлагает трактовать как подготовительную часть сказки. Следующую за ними восьмую функцию ученый считает особенно важной, так как ею и создается «движение сказки», ею открывается завязка сказки.

VIII. Вредитель наносит одному из членов семьи вред или ущерб.

Виды вредительства предельно разнообразны, встречаются сказки, которые не начинаются с нанесения вреда. Однако Пропп считает, что все сказки исходят из ситуации нехватки или недостачи, что и вызывает поиски, аналогичные поискам при вредительстве. Вывод Проппа таков: «недостача может быть рассмотрена как морфологический эквивалент, например, похищения».

IX. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его. Эта функция вводит в сказку героя.

X. Искатель соглашается или решается на противодействие.

XI. Герой покидает дом.

XII. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготовляется получение им волшебного средства или помощника.

XIII. Герой реагирует на действия будущего дарителя.

XIV. В распоряжение героя попадает волшебное средство.

XV. Герой переносится, доставляется или приводится к месту нахождения поисков.

XVI. Герой и вредитель вступают в непосредственную борьбу.

XVII. Героя метят.

XVIII. Вредитель побеждается.

XIX. Герой возвращается. Возвращение обычно совершается обычно в тех же формах, что и прибытие.

XX.          Герой подвергается преследованию.

XXI. Герой спасается от преследования. На этом очень многие сказки заканчиваются. Герой прибывает домой, затем, если была спасена девушка, женится и т.д. Но так бывает далеко не всегда. Сказка заставляет героя пережить новую беду, опять появляется вредитель.

XXII. Герой неузнанным прибывает домой или в другую страну.

XXIII. Ложный герой предъявляет необоснованные притязания.

XXIV. Герою предлагается трудная задача.

XXV. Задача решается.

XXVI. Героя узнают.

XXVII. Ложный герой или вредитель изобличаются.

XXVIII. Герою дается новый облик.

XXIX. Вредитель наказывается.

XXX. Герой вступает в брак и воцаряется.

Этим сказка завершается. Пропп также замечает, что в некоторых случаях действия сказочных героев не подчиняются и не определяются ни одной из приведенных выше функций. Таких случаев немного. Это те случаи, когда сказка не может быть понята без сравнительного материала, или формы, перенесенной из сказок других разрядов.

На основе вышеперечисленных наблюдений, В.Я. Пропп приходит к следующим выводам: «Количество сказочных функций весьма ограниченно. Можно отметить лишь 31 функцию. В пределах этих сказок развивается действие решительно всех сказок нашего материала, а также и действие очень многих других сказок самых различных народов. Далее, если мы прочитаем все функции подряд, то мы увидим, как с логической и художественной необходимостью одна функция вытекает из другой. Мы видим, что, действительно, ни одна функция другой не исключает. Все они принадлежат одному стержню, а не нескольким…»[1].

В дополнение к этому следует заметить также, что композицию сказок   В.Я. Пропп считал фактором стабильным, а сюжет переменным, композицию сказок определяет последовательность функций, множество сюжетов имеют в своей основе одну и ту же композицию.

Необходимо заметить,  что другие видные русские ученые придерживались отличного от В.Я. Проппа мнения по этому поводу. Так, В. П. Аникин считал, что мотив не любая констатация реальных или предполагаемых фактов; в нем необходима причинно-следственная связь, проявление жизненной необходимости.

В работе И. П. Черноусовой «Структура и художественные функции мотивов русской волшебной сказки» приводится система мотивов, разработанная автором для структурного анализа волшебных сказок. Это мотивы:

— Поиск супруга и восстановление брака;

— Воздаяние (награда/наказание)

— Добывание чудесных предметов;

— Заколдование;

— Заключение брака;

— Задание трудных задач;

— Идентификация;

— Изведение;

— Низкий герой;

— Обман;

— Победа в бою;

— Попадание во власть демонического существа;

— Подмена;

— Параллелизм персонажей;

— Приобретение помощника;

— Расколдование;

— Разрушение брака;

— Решение трудных задач;

— Скрывание скромного героя;

— Спасение от демонического существа;

— Задание трудных задач и их решение;

— Чудесное рождение;

— Чудесный супруг/супруга.

Элементарные сюжеты состоят только из одного мотива, тогда как более сложными видами являются сюжеты кумулятивные, которые возникают в результате накопления цепочек из вариаций одного и того же мотива. Такие сюжеты типичны для многих сказок о животных и для некоторых анекдотических сказок. Наиболее сложен волшебно-сказочный тип сюжета, который состоит из цепочки мотивов разного содержания. Он соответствует развитому мышлению, требует удерживать в памяти не только мотив, но и весь сюжет.


[1] Пропп В. Я. Морфология сказки.

 

Read Full Post »

Военный корабль, крейсер Балтийского флота, команда которого приняла активное участие в Октябрьской революции 1917 г. .

Был заложен в 1897г., вступил в строй в 1903 г., участвовал в боевых действиях в период Русско-японской войны 1904-1905 гг.

С 1916 г. находился на капитальном ремонте в Петрограде. 28 февраля (13 марта) 1917 г. моряки “Авроры” вместе с рабочими завода, ремонтировавшими крейсер, подняли восстание.

Временное правительство (см. Октябрьская революция 1917 г.) хотело вывести “Аврору” из Петрограда, но судовой комитет принял решение не выполнять распоряжение правительства.

К этому времени в числе матросов крейсера было 42 большевика. 25 октября (7 ноября) 1917 г. в 3 часа 30 минут ночи “Аврора” по приказу Петроградского Военно-революционного комитета подошла к Николаевскому (сейчас им. лейтенанта Шмита) мосту и обеспечила контроль над ним революционных сил. В тот же день радиостанция “Авроры” передала написанное В.И. Лениным воззвание “К гражданам России!”, а вечером одно из орудий “Авроры” холостым выстрелом дало сигнал к штурму Зимнего дворца.

В годы Великой Отечественной войны крейсер “Аврора” находился в г. Ораниенбауме под Ленинградом. Экипаж крейсера принимал участие в обороне Ленинграда.

В 1948 г. “Аврора” установлена на вечную стоянку на Неве у Петроградской набережной как памятник революции. Одновременно крейсер продолжает служить, является учебным кораблем Нахимовского военно-морского училища.

В 1957 г. на крейсере был создан филиал Центрального военно-морского музея. Крейсер “Аврора” стал одним из символов Октябрьской революции 1917 г. В советский период он регулярно изображался на праздничных открытках, ему посвящена песня В.Я. Шаинского на слова М.Л. Матусовского “Крейсер “Аврора””:

Дремлет притихий северный город,

Низкое небо над головой,

Что тебе снится, крейсер “Аврора”,

В час, когда утро встает над Невой?

 

(Россия. Большой лингвострановедческий словарь/Под общ.ред. Ю.Е. Прохорова. Стр.5-6)

Крейсер "Аврора"

Крейсер "Аврора"

Read Full Post »